Когда был соляной бунт. Литературно-исторические заметки юного техника. Соляной бунт. Ход

К 365-летию первой российской налоговой рефомы

Знаменитый московский Соляной бунт 1648 года был реакцией на первую в России налоговую реформу. Слова «реформа», «реформатор» основательно дискредитированы у нас бездарными и небескорыстными либералами, занимавшимися под видом реформ разграблением страны. Но знаменитый боярин Борис Иванович Морозов (1590-1661), при котором и был введен налог на соль, был, как к нему ни относись, реформатором в положительном смысле слова.

Еще в 1633 году, при царе Михаиле Федоровиче, он был назначен дядькой (воспитателем) царевича Алексея. В 1645 году, когда наследнику было всего 16 лет, Михаил Федорович скончался, а вслед за ним и его супруга. Наставник юного царя Алексея Михайловича 55-летний Борис Морозов стал вторым (а фактически, до совершеннолетия царя, первым) человеком в государстве. В 1645-1648 годах Морозов возглавлял сразу несколько приказов – Большой казны, Иноземный, Новой четверти (питейный) и Стрелецкий, то есть сосредоточил в своих руках управление финансами, внешней политикой, вооруженными силами и государственной винной монополией.

Мнения историков о роли Морозова в качестве регента-правителя России разноречивы. Например, говорят о его злоупотреблениях, о корыстных мотивах преобразований. Так ли это?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо вспомнить, что представляло собой Русское государство в 1645 году. Оно значительно увеличилось на восток – на 4267200 квадратных километров (восемь современных Франций!). На этой огромной территории проживало всего 10000 первопроходцев, которые заложили новые города – Якутск, Олекминск, Верхоянск, Нижнеколымск… Продвижение вглубь Сибири принесло государству новую статью дохода, забытую с княжеских времен из-за истощения фауны лесов европейской части – пушнину. Русского соболя иностранные купцы скупали на вес золота. В ту пору меха, продаваемые на Запад, были для России примерно тем же, чем сейчас для современной России являются нефть и газ. Но для того, чтобы пушной доход в казну был постоянным, требовались немалые средства. Нужны были десятки тысяч новых колонистов и новые перевалочные пункты-остроги для осваивания гигантских просторов Сибири. Всё это стоило немалых денег, которых в казне не было.

Михаил Федорович, первый царь из династии Романовых, правил 32 года. За этот срок, составляющий продолжительность жизни всего одного поколения, православная Россия с большими трудностями сумела оправиться от потрясения, грозившего ей полным уничтожением, и зажить нормальной жизнью. Однако возродившаяся страна не имела еще достаточно сил, чтобы вернуть себе статус великой державы, завоеванный Иоанном Грозным. Внешнеполитическое положение государства на севере, западе и юге было таким же, как после Смуты. Враги России по-прежнему пользовались теми преимуществами, что, не стесняясь средствами, добыли себе в 1605-1613 годах. Россия фактически находилась в блокаде соседних европейских государств. В 1632 году Земский собор одобрил решение «великих государей» – Патриарха Филарета и его сына царя Михаила Федоровича – отвоевать у поляков захваченные ими русские земли. Но главное было не в формальном одобрении, а в том, что народ голосами «выбранных от всей земли» согласился нести тяготы военного бремени.

С купцов и торговцев брали на нужды армии «пятую деньгу», то есть пятую часть всех доходов, а знать и высокое духовенство обязывались давать «запросные деньги» – столько, сколько у них спросят.

Была сформирована довольно мощная армия (66000 человек при 158 орудиях), в которой впервые появились офицеры, преимущественно иностранцы. Существовал целый полк наемников – рейтар.

Войско двинулось на Смоленск. Поначалу оно действовало успешно. Воевода Шеин 8 месяцев держал в осаде Смоленск, поляки готовились к сдаче, но затем им на помощь пришел король Владислав с большим войском. Одновременно в спину русским ударил крымский хан. Теперь уже наша армия оказалась в окружении под Смоленском. По Поляновскому мирному договору пришлось его оставить Польше.

Через несколько лет появилась возможность прорваться к утраченному Россией азовско-черноморскому побережью. 18 мая 1637 года отряд донских казаков во главе с атаманом Михаилом Татариновым с лихого налета взял отлично укрепленную турецкую крепость Азов в устье Дона. Летом 1641 года турки прислали под Азов огромную армию и флот (до 200000 человек). Они выписали из Европы специалистов по осадному делу, привезли сто стенобитных орудий. Однако все их усилия оказались напрасны. Азов не сдавался. Правда, казаки были до крайности измотаны и попросили царя Михаила прислать на помощь войско. Царь собрал боярскую думу, потом Земский собор. Но неудачная война с Польшей была еще слишком свежа в памяти 192 выборных от разных сословий. Богатые участники Собора не поддержали выделение «пятой деньги», а тем более «запросных денег», на новую войну. В таких условиях царь не решился ее начать.

Казакам послали царскую похвальную грамоту, 2000 рублей жалованья, сукна, вина и разных припасов, но приказали оставить Азов. В 1643 году они с гордо развернутыми прапорами выехали из крепости. О выходе к морю пришлось забыть.

Все эти давно назревшие внешне- и внутриполитические проблемы легли на плечи нового царя Алексея Михайловича и его «премьера» Бориса Морозова. В стране не только не было денег. Как уже говорилось, несмотря на выход из кризиса, прежней Россией, какой она была до 1605 года, когда с ней считались сильные европейские соседи, она не стала. Бюджетная политика государства по-прежнему была чрезвычайной и восходила к «всемирному приговору» 1616 года: с торговых людей брать налогом пятую часть доходов, а с крестьян по 120 рублей с сохи (огромная по тем временам сумма). Богатым же приходилось платить и сверх налогов. С бояр Строгановых, например, причиталось в 1616 году 16000 рублей, но Собор обязал их заплатить еще 40000 рублей.

Царь писал Строгановым: «Не пожалейте своих животов, хотя и себя приведете в скудость. Рассудите сами: если от польских и литовских людей будет конечное разорение Российскому государству, нашей истинной вере, то в те поры и у вас, и у всех православных христиан, животов и домов совсем не будет».

Естественно, после таких обращений все православные платили – и бояре, и торговые люди, и крестьяне. Но могли и не заплатить, если речь шла не о «конечном разорении», а, скажем, о новой войне, как во времена Азовского сидения. Было совершенно очевидно, что послекризисную политику с ее «латанием дыр» и локальными методами решения проблем нужно было менять. Стране требовался стабильный бюджет и постоянный военный бюджет в частности. Для этого следовало уходить от необходимых в свое время «приговоров» 1616 года, от «пятой деньги», «запросных денег», от изобретаемых постоянно многочисленных налогов, истощавших бедное население.

Борис Иванович Морозов начал, как сейчас говорят, с сокращения расходов госаппарата. Послушаем, что говорили об этом иностранные наблюдатели, поскольку мнение соотечественников часто бывает необъективным: ведь Морозов, став правителем, расставил на важнейшие посты «своих» людей, как это происходит сплошь и рядом, и имел много врагов среди отстраненного от власти боярства. Придворный врач царя Алексея Михайловича англичанин Самуэль Коллинс писал в книге «Нынешнее состояние России» (1671): «Борис, занимавший сан, похожий на лорда-протектора, уменьшил число дворцовых слуг, прочих оставил на половинном жалованье, возвысил обычаи, назначил посланникам половинное содержание и разослал всех старых князей по отдаленным областям: Репнина в Белгород, а Куракина в Казань».

Режим жесткой экономии Морозов установил по всему государству. Были урезаны оклады иностранных офицеров, стрельцов и пушкарей. Заморским купцам повысили налоги. Но одновременно Морозов заменил многочисленные прямые подати, введенные на тот или иной случай, единым налогом на соль. Он начал перепись населения в городах, чтобы государственные налоги платили равномерно все горожане.

Фискальная политика Морозова, как видите, была довольно взвешенной и не ударяла исключительно по бедным, как это часто бывает. Вообще, жадность Морозова-правителя и Морозова-помещика была, по-видимому, преувеличена его недругами и не подтверждается дошедшими до нас документами. В уже цитированной книге С. Коллинса сказано о Морозове: «Он умер… в глубокой старости, видев успешное действие своих советов(курсив мой. – А. В.), любимый государем и оплаканный всем народом, кроме дворянства, которое до сих пор не может исполнить своих намерений».

Итак, Коллинс подтверждает, что Б.И. Морозов имел много недругов среди дворян. Думается, именно здесь следует искать истоки вспыхнувшего против него в Москве бунта. Нет, я вовсе не утверждаю, что бедные люди были довольны обременительным соляным налогом. Но отметим, что бунт начался 12 июня 1648 года, а соляной налог молодой царь отменил еще в январе предыдущего года (впрочем, недоимки по нему продолжали взиматься), сразу после своей свадьбы с Марией Ильиничной Милославской. (58-летний Морозов, кстати, тогда же женился на сестре Марии Ильиничны Анне и таким образом породнился с царем).

Дело в том, что в тогдашней России (как, впрочем, и в нынешней) существовала парадоксальная ситуация: налогов было много, но много было и таких людей, которые их вообще не платили или платили частично.

Жили они преимущественно в слободах, то есть в поселениях или городских районах, свободных, как следует из их названия, полностью или частично от налогов. Такими льготами пользовались либо крестьяне и ремесленники из церковных слобод, либо обладатели «стратегических» на ту пору профессий – стрельцы, оружейники, кузнецы, ямщики и т. д. Ясно, что слободы, как и нынешние «свободные экономические зоны», были вынужденными мерами эпохи преодоления кризиса после Смуты с ее тактикой «латания дыр». Нормальная налоговая политика стабильного государства исходит из того, что фискальные правила для всех одинаковы. Именно к этому стремился Морозов, когда понял, возглавив Приказ Большой казны, что политика «свободных экономических зон» изжила себя, поскольку почти половина населения городов податей не платит. А эти люди являлись более обеспеченными, чем, скажем, «черносошные» крестьяне, не пользовавшиеся никакими льготами!

Особенно много слобод было в то время в Москве и Подмосковье. Естественно, никакого восторга у их обитателей морозовские реформы не вызвали.

Однако опыт истории говорит, что простые русские люди не склонны восставать только потому, что какая-то мера правительства бьет их по карману. Они восстают либо из-за совершенно невыносимых условий жизни, либо по наущению авторитетных людей, которым склонны доверять.

«Цветные революции» и «болотные» их варианты не сегодня родились. «Соляной бунт» и его выборочная направленность – лично против Морозова и его людей в правительстве имели все следы наущений находящейся в опале московской знати, которая, однако, победив, вынуждена была, по словам Коллинса, действовать в том же направлении, что и Морозов, но уже не столь успешно.

Нет никаких сомнений в том, что Морозов был властолюбив и весьма ревниво относился к тем, кто хотел бы помимо его воли войти в ближайшее окружение царя, но скажите мне, какой политик, даже политик-христианин, свободен от подобных недостатков?

Может быть, и собственно соляной налог был ошибкой, потому что потянул за собой повышение цен на соленую рыбу – основную пищу бедных москвичей. Однако новые виды налогов и пошлин, как, например, введение казенного аршина для измерения тканей, стоившего в десять раз больше, нежели аршин «хозяйский», который почему-то всегда был меньше казенного (отсюда и поговорка «мерить на свой аршин»), тоже не пользовались, мягко говоря, популярностью. Ткани, как и рыба, дорожали, а купцы лишались возможности жульничать, что для иных представителей этой профессии просто нестерпимо.

Но где же вы видели налоги, которые бы устраивали всех? Я, например, знаю немало людей, которых не устраивает нынешний 13-процентный подоходный налог. Они говорят, что бедные должны платить не более пяти, а богатые – 50 процентов или даже 75, как хотел Олланд во Франции (эмоционально я тоже – «за»).

Но, предположим, введут такую налоговую сетку, а производители сразу повысят цену на свою продукцию, как было и при царе Алексее Михайловиче. Что называется, куда ни кинь, всюду клин. Одно ясно: без четкого централизованного налогообложения Россия, ставшая в царствование Михаила Федоровича огромным евразийским государством, существовать не могла.

Морозовская фискальная политика даже при отсутствии злоупотреблений «на местах» в любом случае вызвала бы недовольство. Другое дело, что не всякое недовольство приводит к восстанию, как мы уже отмечали. Видимо, недруги Морозова посчитали, что нужно использовать благоприятный момент, ведь иного могло и не предвидится в случае успеха морозовских реформ.

Не буду описывать достаточно известную картину Соляного бунта, скажу лишь, что ключевым его моментом стал отказ стрельцов выполнять приказы Морозова. А стрельцы, напомню, тоже попадали «под налоги».

Вожди ворвавшихся в Кремль людей назвали Морозова «изменником и врагом общего дела», чему не было и не могло быть никаких доказательств. Дома Морозова и других бояр были разорены, восставшие забили насмерть палками дьяка Н. Чистого, с именем которого связывался соляной налог. Толпа требовала выдать на расправу Морозова и начальников его приказов – то есть всё тогдашнее правительство. Ситуация имела отчетливый характер спланированного государственного переворота. Молодой царь, не имея твердой опоры в лукавых стрельцах, вынужден был частично уступить: отдал в руки мятежников бояр Л. Плещеева и П. Траханиотова, за которыми, может быть, и водились злоупотребления, но они точно не совершали преступлений, заслуживавших смертной казни. Однако восставшим было мало растерзать Плещеева и Траханиотова: они хотели крови Морозова. Патриарх три раза ходил от царя умиротворять толпу, но ничего не добился.

Тогда, по словам анонимного шведского автора, очевидца событий, Алексей Михайлович сам «вышел к народу с обнаженной головой и со слезами на глазах умолял и ради Бога просил их успокоиться и пощадить Морозова за то, что он оказал большие услуги его отцу».

Царь обещал отстранить Морозова от всех государственных дел. После этого наступило некоторое затишье, и, пользуясь им, Алексей Михайлович отправил Морозова в Кирилло-Белозерский монастырь под сильной охраной стрельцов.

В конце августа 1648 года, когда ситуация достаточно стабилизировалась, царь разрешил Морозову переехать в его тверскую вотчину, а оттуда – в подмосковную Павловскую Слободу. В октябре Борис Иванович уже появился в столице на крестинах царского первенца и вскоре снова стал ближайшим советником царя, но такого положения в государстве, как до мая 1648 года, он уже не занимал никогда. Но вот что любопытно: новый глава правительства И.Д. Милославский, тесть Б.И. Морозова, в мае 1663 года просил в долг больше тысячи рублей (весьма крупная в те времена сумма) у… вдовы Морозова Анны Ильиничны. Судя по тому, что деньги давались не под честное слово, как принято было тогда между родственниками, а с официальной записью в приходно-расходной книге («Боярину Илье Даниловичу заем»), вряд ли они предназначались для личных нужд Милославского. Вероятно, глава правительства с помощью богатой дочери латал очередную бюджетную дыру.

В середине 1664 г. Семен Дежнёв привез из Сибири в казну огромные в ту пору деньги 17340 рублей серебром. Сам он 19 лет не получал жалованья. Какая же награда ждала героя?

Царь Алексей Михайлович назначил Дежнёву треть жалованья деньгами – 126 рублей 20 копеек серебром, а две трети – сукном. Даже если бы он выдал всё деньгами, то получилось бы 378 руб. 60 коп., по 19 руб. 92 коп. в год. Но, видимо, царь не мог выплатить всё деньгами, деньги были в дефиците. Государство, похоже, вернулось в 1645 год…

Фискальную реформу в полном объеме осуществил лишь Петр I, но в куда более жестком варианте (особенно для простых людей), чем предполагал Морозов.

На фото: картина Э. Лисснера «Соляной бунт на Красной площади»

По материалам СМИ

Время правления Алексея Михайловича Тишайшего ознаменовалось множеством бунтов и восстаний, из-за которых эти годы названы «бунташным веком». Наиболее яркими из них стали медный и соляной бунт.

Медный бунт 1662 года стал результатом недовольства народа повышением налогов и неудачной политикой первых царей династии Романовых. В то время драгоценные металлы привозились из-за рубежа, поскольку в России своих рудников не существовало. Это был период русско-польской войны, требовавший огромного количества новых средств, которых в государстве не было. Тогда начали выпуск медных монет по цене серебряных. Причем жалованье выдавали медными деньгами, а налоги собирали серебряными. Но новые деньги не были ничем обеспечены, поэтому очень быстро обесценились, а цены наряду с этим поднялись.

Это, конечно, вызвало недовольство в народных массах, а как следствие – восстание, которое в летописи Руси обозначено как «медный бунт». Это восстание, конечно, было подавлено, но медные монеты постепенно были отменены и переплавлены. Чеканка серебряных денег возобновилась.

Соляной бунт.

Причины соляного бунта тоже весьма просты. Тяжелое положение страны во время правления боярина Морозова спровоцировало недовольство различных слоев общества, которые требовали глобальных изменений в государственной политике. Вместо этого правительство обложило пошлиной популярные в быту товары, в том числе соль, цена которой выросла слишком существенно. А поскольку это был единственный в то время консервант, то люди не готовы были покупать его за 2 гривна вместо старых 5 копеек.

Соляной бунт произошел в 1648 году после неудачного визита делегации из народа с челобитной к царю. Боярин Морозов решил толпу разогнать, но народ был настроен решительно и оказал сопротивление. После еще одной неудачной попытки попасть к царю с прошением, люди подняли восстание, которое также было подавлено, но не прошло бесследно.

Итоги соляного бунта:

  • отстранен от власти боярин Морозов,
  • царь самостоятельно решил главные политические вопросы,
  • правительство выдало стрельцам увеличенное вдвое жалование,
  • были проведены репрессии в отношении активных восставших,
  • самых крупных активистов бунта казнили.

Несмотря на попытки что-то изменить путем восстаний, крестьяне добились мало чего. Хоть некоторые изменения в системе были произведены, но обложения налогами не прекратились, а злоупотребление властью не уменьшилось.

370 лет назад, 11 июня 1648 года, в Москве начался Соляной бунт. Причиной стихийного восстания стало недовольство народа деятельностью главы правительства Бориса Морозова и его приспешников.

Предыстория. Ухудшение положения народа

Смута, вызванная резким ростом социальной несправедливости, разложением боярства (элиты) и вмешательством внешних сил, заинтересованных в ослаблении и гибели Руси, не завершилась пришествием к власти Романовых и серьёзными уступками Москвы Польше и Швеции (Столбовский мир и Деулинское перемирие). XVII столетие стало «бунташным». Романовы шли по пути вестернизации России (перелом произойдёт при Петре Первом); почти все крупные боярские семьи, которые были причастны к организации Смуты, сохранили свои позиции; происходило оформление крепостного уклада – крестьяне становились собственностью помещика, дворяне укрепляли свои позиции в государстве; происходило увеличение налогов; казаков начали лишать их привилегий, ограничивать. Таким образом, предпосылки Смуты начала столетия никуда не делась – происходило ухудшение экономического и социального положения населения России, то есть социальная справедливость была нарушена и как следствие шёл рост недовольства народа.

Русское государство было разорено Смутой, борьбой со шведами, поляками и крымскими татарами. Казне требовались большие средства для укрепления государственности, обеспечения обороны, восстановления и содержания армии. При этом старые источники пополнения казны были подорваны. В частности, некоторые крупные города получили временную льготу от уплаты налогов из-за их полного разорения в годы Смуты. Среди был ранее один из самых богатых русских городов – Новгород, который шведы вернули по Столбовскому миру в 1617 году. В результате вся тяжесть ликвидации последствий Смуты и интервенции перекладывали на простой народ. Часто стали прибегать к чрезвычайным сборам «пятинных денег». Это был чрезвычайный налог, введенный правительством царя Михаила Федоровича. Пятина представляла собой налог в размере пятой части с чистого годового дохода или с наличного движимого имущества, или с оклада, который устанавливался с учетом движимой и недвижимой собственности. Первый запрос на основе добровольности был назначен Земским собором в 1613 году с монастырей, крупных светских землевладельцев и крупных торговцев, но не дал значительных средств. Поэтому в 1614 году Земский собор назначил сбор пятины, которая падала на торгово-промысловое население города и уезда. В 1614 – 1619 гг. было осуществлено шесть сборов пятины, ещё два сбора провели во время Смоленской войны с Польшей 1632 – 1634 гг.

В январе 1642 года был созван Земской собор по проблеме Азова, захваченного донскими казаками в 1637 году. Дворяне воспользовались случаем и потребовали укрепления и расширения своих прав на землю, обеспечение поместий рабочей силой, защиты от произвола властей и крупных землевладельцев (бояр). Также дворяне, монастыри и другие землевладельцы жаловались на бегство и насильственный увод крестьян другими феодалами. Многие требовали отмены урочных лет – срок, в течение которого владельцы могли требовать возвращения им беглых крестьян. В 1637 году правительство Михаила Фёдоровича издало указ об увеличении срока урочных лет до 9, в 1641 году оно увеличило срок до 10 лет для беглых крестьян и до 15 лет для уведённых другими феодалами. В 1645 году служилые люди, собранные под Тулой для возможного отражения нападения крымской орды, снова попросили отменить урочные лета. При составлении в 1646 году переписных книг было отмечено, что впредь «по тем переписным книгам крестьяне и бобыли, и их дети, братья, и племянники будут крепки и без урочных лет». Это было закреплено в Соборном уложении, и приблизило полное оформление крепостного права.

В 1645 году умер царь Михаил Федорович, на престол взошёл его 16-летний сын Алексей Михайлович. При Алексее руководящее положения заняла боярская группировка, в которую входили родственники государя – Милославские и один из крупнейших землевладельцев своего времени, воспитатель царя Борис Иванович Морозов. Боярин стал ещё ближе к молодому царю, когда женился на сестре царицы – Анне Милославской. До конца жизни Морозов оставался самым близким и влиятельным человеком при царе. Он фактически был правителем России. Современники характеризовали его как человека умного и опытного в политике, проявляющего интерес к западным достижениям. Боярин интересовался техническими и культурными достижениями Европы, приглашал на службу в Россию иностранцев. Этот интерес он сумел привить и своему воспитаннику. Морозов также поощрял увлечение царя духовными вопросами, а «мирские» хлопоты оставил себе. Слабым местом Морозова было сребролюбие. Будучи начальником нескольких важных приказов – Большой Казны, Стрелецким, Аптекарским и Новой чети (доходы от винной монополии), он искал возможности к дальнейшему обогащению. Брал взятки, раздавал права на монопольную торговлю купцам, которые ему угождали.

Кроме того, он покровительствовал в этом деле своим близким людям. Среди них был руководитель Земского приказа Леонтий Плещеев и его шурин глава Пушкарского приказа Пётр Траханиотов. Плещеев заведовал охраной порядка в столице, исполнял обязанности земского судьи, разбирал торговые дела – настоящее «золотое дно». Плещев распоясался, вымогал взятки у обеих тяжущихся сторон, обирал людей до нитки. Заимел штат лжесвидетелей. Купцов и богачей оговаривали, арестовывали, а затем обирали за освобождение. Траханиотов на посту главы Пушкарского приказа прикарманивал средства, выделявшиеся на финансирование артиллерии, её производства, а также использовал в своих интересах деньги, которые выделялись на жалованье пушкарям и рабочим. Чиновник обогащался, скупал землю и дорогие вещи. А подчиненные, если и получали жалованье, то с сильным опозданием и частично.

Таким образом, происходил процесс увеличения налогового бремени. Люди залезали в долги, разорялись, некоторые самые смелые бежали на окраины-«украины» (в частности. Дон), другие предпочитали лишиться свободы, отдав себя и семью под власть феодала, чем голодать. Бывало, что целые деревни уходили в леса, скрывались от сборщиков налогов. Посадское население стремилось уйти в привилегированные «белые слободы» – на земли светских и духовных феодалов, освобождённые от государственных повинностей и уплаты государственных налогов (тягла). В связи с освобождением населения белых слобод от посадского тягла, последнее ложилось на меньшее количество плательщиков (посадских людей «чёрных слобод» и «чёрных сотен»), и ухудшало их положение.

Дальнейший рост прямых налогов мог привести к серьёзным негативным последствиям, включая открытое сопротивление. Поэтому правительство Морозова пошло по пути увеличения косвенных налогов, значительно повысив цены на соль, продажа которой была государственной монополией. Соль стоила 1 гривну (10 коп.) за пуд (16 кг). Это было не дешево. Так, корова стоила 1 – 2 руб., а овца – 10 коп. Теперь пошлину повысили ещё на 2 гривны. А два старых налога отменили: «стрелецкие» и «ямские» деньги. Объявили, что подорожание соли лишь компенсирует упраздненные подати. Но в реальности соль была важнейшим товаром, её массово использовали как единственный консервант для рыбы, мяса, овощей. А тогда в году было 200 постных дней, когда люди питались соленой капустой, грибами, рыбой и т. д. Косвенный налог был особенно тяжел для бедных, так как заставлял их отдавать больше денег в процентном отношении, чем богатых. Бедняки оказались не способны платить высокие цены на соль. Потребление соли упало. Кроме того, сразу нашлись охотники нелегально вывозить соль с промыслов и продавать по дешевке. Оптовые покупатели старались сэкономить. В результате нераспроданная соль портилась, оставаясь на складах, а плохо просоленная рыба быстро портилась. Все несли убытки. Разорялись производители, купцы получившие подряды на соляную монополию, торговцы рыбой, солониной и т. д. А казна по-прежнему была пуста.

В результате правительство в декабре 1647 года отказалось от этого налога. Взамен соляного налога правительство решило взыскать двухгодовую задолженность за отмененные ранее подати: последовало увеличение сборов с черных слобод. Недоимки выжимали сурово: судами, конфискациями, побоями. В целях экономии государственных средство правительство лишало жалованья служилых людей, включая стрельцов, подъячих, кузнецов, плотников и т. д.

Правительство совершило и другие просчёты. Раньше употреблять и торговать табаком было запрещено и каралось. Правительство Морозова табак разрешило и сделало государственной монополией. Под особое покровительство Морозов взял иностранцев. В стране назревал конфликт русского и британского купечества. Англичане беспошлинно торговали в русских городах, захватывая рынок России. А когда русские купцы попытались торговать в Англии, у них не стали ничего покупать и «объяснили», что им нечего делать на острове. Русские купцы жаловались на иностранцев, передали царю челобитную. Но до царя жалоба не дошла. Морозов принял сторону британцев и предоставил им подряд на поставки в Россию табака. Дальнейшие реформы правительства Морозова также ударили по русским купцам.

Восстание

Все эти противоречия, как и в современное время, особенно проявлялись в городах, столице. Так, вспышка народного недовольства переросла в мощное восстание, которое началось 1 (11) июня 1648 года. В этот день молодой царь Алексей Михайлович возвращался с богомолья из Троице-Сергиева монастыря. При въезде в город царя встретила большая толпа. Люди попытались передать царю челобитную, направленную против «простого народа мучители и кровопийцы и наши губители». В частности, была просьба об отставке и наказании главы Земского приказа Леонтия Плещеева, ведавшего управлением столицы. Одним из главных пунктов челобитной было требование созыва Земского Собора. Царь пообещал это сделать, возможно, этим бы всё и закончилось, но друзья Плещеева из придворных стали бранить и избивать народ, въехали в толпу на лошадях. Стрельцы разогнали толпу, арестовав при этом несколько человек.

Крайне возмущенный этим народ схватился за камни и палки. Брожение продолжалось и на следующий день. Люди собрались на кремлевской площади, требуя удовлетворения челобитных. Алексей Михайлович вынужден был дать согласие на освобождение заключенных. Борис Морозов отдал стрельцам приказ разогнать толпу, но стрельцы «обратились с речью к толпе и сказали, что ей нечего бояться». Стрельцы заявили, что «сражаться за бояр против простого народа не хотят, но готовы вместе с ним избавить себя от их [бояр] насилий и неправд». Вскоре восставшие перешли к действиям: «разграбили многие боярские дворы и окольничих, и дворянские, и гостиные». Начались пожары. Сам Морозов отдал приказ своим слугам поджечь город, чтобы отвлечь людей. Огонь уничтожил много домов, погибли люди.

3 (13) июня бунтовщиков пытался успокоить патриарх Иосиф и другие церковные иерархи. Также в переговорах с народом участвовала делегация бояр во главе с Никитой Романовым, противником Морозова. Люди требовали освободить от всех государственных постов и выдать главных правительственных чиновников: «и покамест его, великого государя, о том указ к нам не будет, и мы из города из кремля вон не пойдем; и будет междуусобная брань и кровь большая з бояры и со всяких чинов людьми у нас, у всяких людей и у всей черни и у всего народу!» В итоге собравшимся был выдан Плещеев, которого убили «как собаку, ударами дубины». Убит был также глава Посольского приказа Назарий Чистый. Пытавшегося бежать из Москвы Траханиотова по приказу царя догнали, доставили в столицу и казнили на Земском дворе. Сам «всесильный» боярин Морозов едва спасся от расправы, укрывшись в царском дворце.

Правительство смогло восстановить порядок в столице. Стрельцам выдали повышенное жалованье. В руках властей оказалась военная сила. Зачинщиков схватили и казнили. Непосредственным результатом московского восстания стало то, что 12 (22) июня царь специальным указом отсрочил взимание недоимок и тем самым успокоил людей. Также сменили судей в главных приказах. Царь вынужден был удалить на некоторое время своего любимца – Морозов под сильным конвоем был выслан в Кирилло-Белозерский монастырь. Правда, это не изменило отношения Алексея Михайловича к Морозову. В монастырь были направлены царские грамоты со строгим наказом охранять и оберегать боярина. Царь клятвенно обещал никогда не возвращать его в столицу, но через четыре месяца Морозов вернулся в Москву. Он уже не занимал высоких постов во внутреннем управлении, но всё время был при царе.

Таким образом, восстание было стихийным и не привело к серьёзным переменам в жизни простых людей, однако выражало общую ситуацию в обществе. Как отмечал историк С. Бахрушин: «…московское восстание явилось лишь выражением общего настроя, господствовавшего в государстве. Глубина и сложность причин, обусловивших его, проявилась в той быстроте, с которой оно распространилось по всему пространству Русского государства… [В]олна восстаний охватила все Русское государство: и посадские центры торгового северо-востока, и старинные вечевые города, и недавно заселенные военные окраины «поля» и Сибири». В итоге правительство вынуждено было частично удовлетворить требования дворян и посадских людей, что нашло выражение в Соборном вложении 1649 года. Также «закрутили гайки» – ужесточив наказания за выступления против церкви и государственной власти.

Соляной бунт или московское восстание 1648 г. – одно из многих городских восстаний в России середины XVII в. (бунты происходили также в Пскове, Новгороде, в Москве в 1662 г случился еще один бунт).

Причины соляного бунта

Историки называют несколько причин бунта, и каждая из них имеет большое значение. В первую очередь восстание произошло по причине недовольства политикой тогдашнего правительства в целом, и его руководителя боярина Бориса Морозова в частности (это боярин пользовался большим влиянием на царя Алексея Михайловича, был его воспитателем и свояком). В 40-х годах XVII в. непродуманная экономическая и социальная политика, коррупция привели к тому, что налоги, которые взимало государство стали слишком обременительными.

Правительство Морозова, видя значительное недовольство людей, решило заменить прямые налоги (взимаемые непосредственно) на косвенные (такие налоги закладываются в цену какого-либо товара). И чтобы компенсировать значительные потери от сокращения прямых налогов значительно были увеличены цены прежде всего на активно используемые в быту товары, которые пользовались большим спросом у населения. Так, цена на соль была увеличена с пяти копеек до двух гривенников (20 копеек).

Соль в то время была одним из самых необходимых продуктов для жизни – она обеспечивала сохранность продуктов на длительный срок, и таким образом помогала экономить деньги и способствовала преодолению неурожайных годов. В связи с подорожанием соли в особенно тяжелое положение были поставлены крестьяне (как самый бедный слой населения) и купцы (издержки на хранение товара увеличились, увеличилась и цена на товары – упал спрос). Видя еще большее недовольство, чем то, которые было до замены прямых налогов косвенными, Морозов принял решение отменить соляной налог в 1647 г. Но вместо косвенных налогов стали взимать ранее отмененные прямые.

1 июня 1648 г. группа москвичей решила передать царю Алексею Михайловичу челобитную. Царь возвращался из Троицо-Сергиева монастыря, и был встречен толпою на Сретинке. В поданной челобитной были призывы к созыву Земского собора, высылке неугодных бояр, остановке всеобщей коррупции. Но охранявшим царя стрельцам был отдан приказ разогнать москвичей (такой приказ отдал Морозов). Горожане не успокоились, и 2 июня пришли в Кремль и попытались повторно передать челобитную Алексею Михайловичу, но бояре вновь не допустили этого (бояре разорвали челобитную и бросили ее в прибывшую толпу). Это было последней каплей в чашу причин, приведших к соляному бунту. Терпению толпы пришел конец, и город погрузился в беспорядки – были подожжены Китай-город и Белый город. Люди стали разыскивать и убивать бояр, царю было направлено требование выдать некоторых из них, которые укрылись в Кремле (в частности, Морозова, начальника земского приказа Плещеева, инициатора соляного налога Чистого, и Траханиотова, который был шурином окольничего).

Итоги соляного бунта

4 июня испугавшийся царь принял решение выдать толпе Плещеева, который был приведен на Красную площадь и растерзан людьми. Траханиотов решил бежать из Москвы, и устремился в Троице-Сергиев монастырь, но царь отдал приказ князю Семену Пожарскому догнать и привести Трахионова. 5 июня Трахионов был доставлен в Москву и казнен. Главный «виновник» бунта Морозов был слишком влиятельной персоной, и царь не мог и не хотел его казнить. 11 июня Морозов был отстранен от власти и отправлен в Кирилло-Белозерский монастырь.

Итоги соляного бунта ознаменовали собой уступки власти требованиям народа. Так, в июле был созван Земский собор, который в 1649 г. принял Соборное уложение – документ, в котором отмечалась попытка борьбы с коррупцией в государственном аппарате, установлен единый порядок судопроизводства. Стрельцы, перешедшие на сторону власти благодаря угощениям и обещаниям боярина Милославского, получили по восемь рублей каждый. А всем должникам была предоставлена отсрочка в выплате и они были освобождены от принуждения к выплатам путем битья. После некоторого ослабления бунта были казнены наиболее активные его участники и зачинщики из числа холопов.

Тем не менее, главный народный «обидчик» Морозов вернулся в Москву живым и невредимым, но большой роли в государственным делах он впредь не играл.

В 1648 году произошло народное восстание в Москве, получившее название «Соляной Бунт». Соляной бунт в Москве стал реакцией народа на внутреннюю политику правительства боярина Бориса Морозова. При нём в России возросла коррупция, получило развитие самоуправство и значительно выросли налоги.

Росло недовольство в разных слоях русского общества . Борис Морозов, желая хоть как-то изменить сложившуюся ситуацию, решает заменить некоторые прямые налоги на косвенные. В 1645 году, товары, имевшие наибольшее значение в быту, были обложены пошлинами. В списке товаров, которые теперь облагаются пошлиной, была и соль.

Пуд соли подорожал с пяти копеек до пуда, её потребление резко сократилось. Соль сразу превратилась из товара первой необходимости в товар «не для всех». Многие, несмотря на нужду в соли, просто не могли позволить себе её купить.

Соль в то время была консервантом. Сокращение употребления соли, привело к сокращению срока годности многих продуктов. От этой соляной пошлины пострадали в первую очередь купцы и крестьяне. В 1647 году пошлина на соль была отменена, в связи с нарастающим недовольством населения. В связи с отменой соляного налога, в казне образовались «дыры», которые закрывали путем взыскания отмененных прямых налогов.

1 июня 1648 года Алексей Михайлович Романов возвращался с богомолья из Троицко – Сергиево монастыря. Большая толпа остановила кареты, и стала подавать царю челобитные на Бориса Морозова и других влиятельных чиновников, про которых ходила дурная молва. Алексей Михайлович выслушал народ и поехал дальше. Толпа не найдя понимания у царя, попробовал обратиться к царице, но царская охрана разогнала челобитчиков. В царскую свиту из толпы летели камни, 16 человек было арестовано.

2 июня 1648 года Алексей Михайлович участвовал в крестном ходе. Несмотря на торжество, группа активных людей окружила царя и попросила его освободить их товарищей. Алексей Михайлович потребовал от Бориса Морозова разъяснений. Выслушав, царь пообещал народу разобраться, но после молебна.

Алексей Михайлович отправил делегацию из нескольких чиновников на переговоры, но некоторые из них повели себя неуважительно по отношению к народу, за что и познали его гнев. Участники соляного бунта подожгли белый город, Китай – город, громили дворы наиболее ненавистных бояр. Был убит инициатор соляного налога Назарий Чистой. Петра Траханиотова, шурина Морозова, постигла такая же участь.

Боярин Борис Морозов был отстранен от власти и отправлен в ссылку. Народные волнения продолжались до февраля 1649 года в Козлове, Курске, Соли Вычегодской, и других русских городах.

Итогом бунта стал созыв Земского Собора, отмена взыскания налоговых недоимок. Народ добился своего.

Рейтинг
( Пока оценок нет )